Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дума и дети

Сегодня, 10 октября, председатель комитета Государственной думы по культуре Елена Ямпольская (Единая Россия) призвала депутатов отменить действующий сейчас законодательный запрет на чтение классической литературы детьми и подростками. Она объяснила, что действующая возрастная маркировка воздвигла «абсурдные, дикие барьеры» между детьми и культурой.

Зайдя в ближайший книжный, председатель комитета по культуре установила, что Библия имеет маркировку 16+, как и жития святых , «Анна Каренина» (самоубийство), «Евгений Онегин» (убийство), «Вечера на хуторе близ Диканьки» (множественные убийства) и, конечно , «Ромео и Джульетта» (двойное подростковое самоубийство).

«Создается впечатление по итогам этого рейда, что до 16 лет в нашей стране читать запрещено», - заключила депутат Ямпольская.

В подтверждение этого тезиса она рассказала про случаи, когда школьникам не продают Бродского, а также про многочисленные обращения в комитет, в том числе от Михаила Пиотровского, Сергея Сельянова, Евгения Водолазкина и директора Российской государственной детской библиотеки Марии Веденяпиной. В частности, она сослалась на Евгения Водолазкина, который полагает, что под свободой в России традиционно понимают «свободу чтения».

«Эти запреты наступают на бизнес прокатчиков, киносетей и книготорговли, которая и так сейчас переживает в нашей стране тяжелейшие времена» - сказала депутат, - «Более того, этими бессмысленными ограничениями очень утомительными, мы отучаем детей смотреть кино на большом экране, держать в руках именно бумажную книгу, а ведь это всё очень существенные части общечеловеческой культуры». В то же время председатель комитета по культуре сохраняет недоверие к соцсетям и компьютерным играм, которые, с её точки зрения, предлагают подросткам слишком простые решения («есть на мониторе враг – убей его»).

В мае этого года Ямпольская и несколько её коллег по комитету внесли законопроект «О внесении изменений в статью 30 Закона Российской Федерации "Основы законодательства Российской Федерации о культуре" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам». Они предлагают исключить из сферы действия принятого в 2010 году закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» культурные ценности (включая кино). В сентябре от правительства поступил кисло-сладкий отзыв; в частности, правительству не понравилась идея разрешить детям смотреть советское (до 1991 года) и фестивальное (фильмы без прокатных удостоверений) кино. Разработчики учли значительную часть замечаний правительства и 9 октября внесли измененный текст закона. Здравый смысл, возможно, отчасти восторжествует.


Элла Щукина

"Контрафактный президент" – новая книга Льва Гурского

      26 мая 2011 американский писатель-детективщик Лев Гурский (менее известный как саратовский писатель, критик и публицист Роман Арбитман) провел в Московском Центре Карнеги презентацию своей новой книги «Контрафактный президент. Документальное повествование в цитатах». Среди выступавших были писатель Евгений Попов, литературный критик и журналист Владимир Гопман, а также президент Центра «Панорама» Владимир Прибыловский, издатель книги.



     «Контрафактный президент» является сиквелом иронической книги-мистификации Л.Гурского «Роман Арбитман. Биография второго президента России». Контрафактным «президент Арбитман» стал по милости издательства «Молодая гвардия», засудившего автора и издателя за мимикрию книжной обложки под издание из серии «ЖЗЛ».



     В ответ на вопрос об отношении к издательской политике «Молодой гвардии» Лев Гурский прочёл свой новый рассказ, каковой и предлагаем вниманию читателей:

Автограф

В марте 2011 года в серии «ЖЗЛ» вышла биография
Козьмы Пруткова. До этого в той же серии выходили
биографии Арины Родионовны и короля Артура.


По сообщениям СМИ

– Ну ладно, ты меня догнал, и чего же ты хочешь? – устало спросил Колобок. После трехчасовой погони он выглядел помятым. К некогда румяному боку прилипли хвоя и веточки. – Съесть меня?
– Нет-нет! – замотал головой Бобыкин. – Ни в коем случае. Даже если бы хотел, права не имею. Я же из будущего, нам вмешиваться строго запрещено. Вы историческая личность, вы субъект мировой литературы, ваш жизненный путь менять нельзя. Да и потом, сами посудите: кто вы и кто я? Вас только равный убьет.
– Это верно, – хмыкнул Колбок. – И без тебя желающих до хрена. Как ни крутись, всё равно сожрут, эпоха у нас такая... Так чего надо-то?
– Роспись, всего лишь словечко, одно! – Бобыкин показал Колобку указательный палец. – Понимаете, у меня хобби. Редкое. Народ, в основном, гоняется за автографами авторов книг... ну там Пушкина или Коклюшкина... а у меня другой подход, нестандартный: я «жэзээлки» коллекционирую, с автографами героев. Приходится шевелиться, охота пуще неволи, хе-хе... Выйдет «Екатерина Великая» – я мчусь в восемнадцатый век, выйдет «Понтий Пилат» – лечу в первый... У меня уже все практически в коллекции, даже Ржевского я уломал.
– Погоди, – удивился Колобок. – Того самого поручика? Который с Наташей Ростовой? А я ведь думал, что он всего-навсего...
– Вот-вот! Он точно так же пытался отбояриться, такими же словами! – со счастливой улыбкой перебил Колобка Бобыкин. – Я, дескать, не человек, а плод народной фантазии, мифологическое существо, как Змей Горыныч... А я ему – оп-ля! – и книгу показываю, в «ЖЗЛ». «Поручик Ржевский», всё честь по чести. Раз, говорю, вы есть в серии, то уж будьте любезны, не манкируйте. И Горыныч, кстати, говорю, на своем томе уже расписался. Я весь Юрский период обегал, пока его не поймал.
– Ладно, показывай книжку, – вздохнул Колобок.
Бобыкин просиял и жестом фокусника извлек из-за пазухи солидный бело-черно-синий том в фирменном серийном оформлении.
– Похож, – признал Колобок, глядя на обложку. – Не скажу, что сходство стопроцентное, но, в целом, да, это я... Ну-ка полистай мне, а я погляжу, чего там понаписали... Ага... Дедка и бабка, генеалогическое древо, это понятно... История сусеков на Руси, происхождение термина «колобок», триста рецептов приготовления меня, Лесной кодекс, рацион питания волков и лис, схемы сезонной миграции животных... А это что за идиотский раздел? «Колобок повесился»? С ума сошли?
– Апокрифы, – смущенно кашлянул Бобыкин. – Пожалуйста, не обращайте внимания. Это приложение, для увеличения объема. Их отделу маркетинга не нравится, когда книжки слишком тоненькие, хуже продаются. Вы бы видели биографию Чапаева! Там апокрифы занимают половину книги. А у Рабиновича – так вообще три четверти.
Колобок с раздражением фыркнул.
– Ну и как, по-твоему, я поставлю тебе автограф? – сварливо поинтересовался он. – Рук, как видишь, у меня нет.
– Вот и Венера, извините, Милосская точно так же мне говорила, – широко улыбаясь, откликнулся Бобыкин. – А я ей отвечаю: не переживайте, говорю, свойство, говорю, мышечной моторики таково, что индивидуальный почерк сохраняется, если расписываться ногой или даже ухом... Так что, если вас не затруднит взять эту шариковую ручечку в рот... я ее продезинфицировал спиртиком, не тревожьтесь, никаких микробов... Я вам титульный лист сейчас открою, а вы не откажите в любезности вот тут, на пустом месте, поставить свое факсимиле. Ваша роспись будет украшением моей коллекции.
– Ты, небось, всем так говоришь, – взяв ручку зубами, процедил Колобок.
– Нет, что вы! – затряс головою Бобыкин. – Только вам, эксклюзивно, клянусь. Подпись знаменитости, как вы, с таким моральным авторитетом, как у вас, – национальное достояние...
– Тьфу! – Колобок сморщился и резко выплюнул ручку, едва не попав в Бобыкина. – Иди в задницу, ничего я тебе не буду подписывать, катись обратно в свое будущее.
– Но почему???
– Да по-то-му! Лет пять назад тоже один вроде тебя подкатывал и тоже вкручивал про моральный авторитет. Я тогда еще темный был, только из сусеков, букв даже не знал, ну и я подмахнул не глядя бумажку... А потом выяснилось, что это была телега против того парня... забыл фамилию... Которому ваши псы восьмерик навесили практически ни за что, за красивые глаза. Всё, давай, давай, мотай, меня теперь на фуфло не разведешь. Я хоть и круглый, а больше не дурак... Ну чего, сам отсюда свалишь или мне волка позвать?


     Лев Гурский
     ( первая публикация – сайт «Общественное мнение», Саратов, 10.03.2011)